fbpx

вопрос-ответ

Зачем феминитивы?

Можете посоветовать максимально дельную статью, которая объяснит, зачем нужны феминитивы?

А зачем нужны слова «дауншифтер», «криптовалюта», «челлендж» и «лайфхак»?
Я не специалистка в лингвистике, но насколько я представляю себе процесс эволюции языковых норм, новые слова и выражения появляются скорее «почему», чем «зачем» — потому что появляются новые явления и смысла, которые нуждаются в обозначении.

С этой точки зрения увеличение количества и частоты употребления феминитивов в русском языке (а сами по себе феминитивы явление совершенно не новое) — это совершенно естественное следствие процессов происходящих в обществе, а именно борьбы женщин за свои права. Женщины хотят быть видимыми, хотят иметь равные права и возможности — и получать признание своего труда. Феминитивы это выражение этих желаний средствами языка, так же, как отказ от каблуков и утягивающей одежды — это выражение стремления к свободе средствами моды.

Если попробовать все-таки ответить на вопрос «зачем», то есть несколько ответов:

  • Чтобы повысить видимость женщин (подробнее об этом хорошо написано тут) — когда я стала использовать феминитивы, я была шокирована тем, насколько чаще я прибегаю к услугам женщин, чем к услугам мужчин.
  • Потому что это важно для многих женщин. Некоторым Оксанам нравится, когда их называют Ксюшами, а другие это ненавидят. Некоторые Дмитрии просят называть их Димами, а другие — Митями. Точно так же некоторым людям нравится когда о них говорят в мужском роде, некоторым — когда в женском, а некоторым — когда в среднем. И это так же нормально, как предпочитать определенную форму имени. Или вот мне нравятся феминитивы, поэтому я говорю про себя «я прожект-менеджерка». А кому-то комфортноее говорить «я прожект-менеджер». Так почему не называть человека так, как ему нравится?
  • Потому что это своего рода шиболлет, и употребляя феминитивы, вы сигнализируете женщинам, что вы на их стороне.
Поделиться:

Мат — это нормально?

Почему вы считаете, что материться нормально? Меня постоянно ругает мой муж, что я матерюсь, и даже при детях.

Потому что это часть языка. Ну и часть жизни тоже. Для меня требование не материться — примерно как требование, не знаю, не носить костюм единорога. Понятно, что это не всегда уместно, но это мое дело, как мне выражать мои чувства и мои мнения.

Я при сыне ругаюсь матом время от времени, не считаю, что это что-то плохое. Во-первых, пусть он лучше у меня научится, что какие слова значат и когда и как уместно их использовать, а когда нет. А то я вот до двадцати пяти была уверена что пизда и залупа это одно и то же.

Во-вторых, требование не материться при детях мне кажется одним из ряда требований быть «идеальным родителем» — не матерись при детях, не плачь при детях, не пей при детях, не ругайся при детях, как ты себя ведешь, здесь же дети, блаблабла. Я вообще-то родила ребенка для того, чтобы с ним жить и радоваться, а не для того чтобы изображать бесчувственного андроида, застегнутого на все пуговицы. И потом, чем выше олимп на который вы залезете в детстве ребенка, тем больнее будет с него падать в его пубертат. Так что пусть сразу знает, что мама у него живой человек — плачет, матерится, болеет, бывает в плохом настроении, иногда пьет, иногда питается одной клубникой, иногда целый день лежит с книжкой на диване, иногда спит до обеда. Потому что это нормально.

Поделиться:

Можно ли забеременеть на ОК?

«Почему ты делала тест на беременность, разве можно забеременеть при приеме ОК?»

***

Да, можно. Разные исследования дают немного разные цифры, но в целом индекс Перля для оральных контрацептивов — 9. Это значит, что каждый год из 100 женщин, использующих ОК для предохранения 9 беременеют. Нужно учитывать, что это цифры для т.н. «типичного применения» (typical use), то есть они включают женщин, которые например могли забыть выпить таблетку или еще как-то нарушить инструкции по применению.

Для «идеального применения» ОК (perfect use) индекс Перля — 0.3, то есть за год бееменеют 3 из 1000 женщин, предохраняющихся этим методом. Это довольно низкая вероятность, но шансы все равно есть.

Более подробно об индексе Перля для разных контрацептивных средств и разнице между typical use и perfect use можно прочитать тут — это очень полезная информация, например, для презервативов индекс Перля при типичном применении — 18, а при идеальном — 2.

Если вы не знали, что перезерватив можно использовать неправильно, и что они бывают разных размеров и важно найти тот, который действительно подходит, то прочитайте гайд от ТГ-канала Like adults и гайд от канала Glitter in the vagina — первый про использование презервативов вообще, второй конкретно про размеры с табличкой размеров популярных марок.

Поделиться:

Почему проституция — не «такая же работа»?

«Здравствуйте! Так получилось, что я росла в патриархальной семье, и, к сожалению, не могу до конца избавиться от сексизма в моей голове. Я хочу сменить своё мнение по поводу проституции, мне упорно кажется, что это такая же работа. Есть ли какие-то четкие аргументы, доказывающие обратное?»

***

Чтобы разобраться, почему проституция — это не «такая же» работа, для начала нужно поговорить про работу вообще.

Сама по себе идея того, что наемные работники — это не рабы и не вещи, а живые люди, по историческим меркам сравнительно новая — крепостное право в Российской империи официально отменили в 1861 году, а как практика оно исчезло, пожалуй, только когда людей перестали насильно сгонять в колхозы.

Поэтому для начала давайте условимся, что в рамках разговора о проституции критериями нормальной работой мы считаем, как минимум, следующие:

1) Профессия не стигматизирована, т. е. люди соответствующей профессии не подвергаются дискриминации только на основании принадлежности к профессии;
2) С работы можно уволиться в любой момент по собственному желанию;
3) Работа не приводит к непоправимым последствиям для здоровья;
4) Работа дает возможности для развития и карьерного роста;
5) Работа не нарушает базовые права человека, в частности, статьи 3, 4 и 5.

Довольно очевидно, что идея легализации проституции выходит из попыток решить хотя бы несколько из перечисленных проблем. Но, к сожалению, не похоже, чтобы легализация могла помочь с пунктами 3, 4 и 5 — исследования показывают, что даже в странах где проституация легализована, она остается крайне низкооплачиваемой, очень высокорисковой работой, в которую идут, в основном, люди, которым больше некуда пойти.

При этом, среди людей вовлеченных в проституцию самый высокий уровень посттравматического стрессового расстройства среди всех групп — разные источники дают от 40% до 70%. Для сравнения, среди ветеранов войн в Ираке и в Афганистане уровень ПТСР колеблется в районе 10−15%.

Можно возразить, что после не значит вследствие, и, возможно, дело в том, что люди у которых уже есть ПТСР, чаще оказываются вовлеченными в проституцию, чем люди, у которых его нет. Но даже если это так, людям с ПТСР нужна медицинская помощь (которую ветераны, в отличие от проституток, получают), а не работа, сопряженная со стигмой и повышенным риском насилия и суицида.

И главное — любой секс без искреннего желания участн_иц — это насилие. И в ситуации, когда за секс платятся деньги, и когда деньги — единственная мотивация соглашаться на этот секс (а для большинства людей занятых в проституции это так), такой секс — насилие. И это отвратительно.

Да, работа солдатом — это тоже насилие, и я точно так же не считаю это «нормальной работой». Но это по крайней мере насилие ради того чтобы остановить большее насилие (в лучших случаях). А проституция это бессмысленное насилие ради насилия.

При этом я далека от мысли, что достаточно просто ввести шведскую модель и это решит все проблемы — не решит, точно так же, как отмена крепостного права не привела к немедленному уравниванию крепостных в правах. Проблема и в законах, и в обществе, работать нужно и с тем, и с другим.

Дополнительные материалы:

  1. Текст Татьяны Никоновой о том, почему легализация не решает проблем
  2. Текст Полины Забродской о проституции
  3. Перевод исследования об уровне смертности среди проституированных женщин
  4. Интервью с директоркой кризисного центра для женщин Натальей Ходыревой
  5. 10 мифов о «шведской модели»
  6. Принципы «шведской модели» (англ).
  7. Китти Сандерс о культурных предпосылках к секс-работе

За помощь в подбре ссылок спасибо ФБ-сообществу «феминистки»

Поделиться:

Феминизм без слова «феминизм»

Думаю о феминизме с точки зрения эффективности. Среди непричастных большое количество тех, кто кричит, что феминизм — зло. Но заметила, что кричат они это только когда слышат это слово. Как считаешь, продвигать взгляды феминизма не упоминая термин, будет эффективней?

Нет, я так не думаю.

Во-первых, это малореально. Феминизм — и это достижение — уже настолько мощное и заметное движение, что ряд тем и идей плотно ассоциирован с феминизмом даже в крайне консервативных головах.

Поэтому когда женщины (с мужчинами история другая) начинают продвигать фем. повестку без феминизма, у них по большому счету остается два варианта — либо им приходится опираться в первую очередь на одобрение мужчин, а значит, неизбежно исключать из рассмотрения как минимум часть прав для женщин, потому что большинство мужчин идею равных прав не разделяет, либо им приходится выдерживать двойной огонь — одновременно продвигать свои идеи и доказывать, что они не феминистки.

Два с половиной года назад, когда я еще не называла себя феминисткой, я пробовала сделать лекцию о культуре согласия в 15×4Харьков, и столкнулась с оскорблениями, обвинениями в том что продвигаю феминизм, то есть политику, в сообществе с политикой «ни слова о политике» (извините за тавтологию), газлайтингом и травлей.

Лекция в итоге вышла в 15×4Киев, потом я сделала расширенную версию для Перший Love Space, и дальше пошло-поехало, а я поняла что я могу сколько угодно отрицать тот факт, что я феминистка, но довольно глупо продолжать это делать, когда даже твердолобые консерваторы наступив на меня в темной комнате орут «фу, феминистка!».

Во-вторых, это нечестно и несправедливо.
Продвигая феминистические идеи без слова «феминизм», мы вычеркиваем из общественного дискурса феминисток, которые эти идеи разработали, продвинули, и добились того, что сейчас быть феминисткой в общественном сознании все еще странненько, но уже хотя бы не преступление. Типичная такая патриархальная практика исключения женщин и их достижений из публичного поля.

И какой же это тогда феминизм?

Поделиться:

Почему проституция это насилие?

Я не понимаю, почему спать с проституциированные женщинами — это насилие. Они же согласились на это, даже если по своим причинам и с необладанием своим телом. Но если насилие это, и насилие — групповое изнасилование, то разве мы не стираем границы и не делаем как бы допустимым то, что не допустимо?

Нет, я не вижу никаких проблем с этим, насилие — это очень большая категория, она может включать события разной степени тяжести. Вас же не смущает, что и один доллар, и миллион — это деньги?

Кроме того, с точки зрения культуры согласия, то «согласие» которое дают проституированные женщины, нельзя считать согласием, т.к. согласие предполагает, что человек соглашается по своему выбору, обладая возможностями и свободой этот выбор совершить, а если человек находится под экономическим давлением и не ощущает права на свое тело, то о свободе говорить не приходится. И судя по статистике самоубийств и психических расстройств среди проституированных женщин, последствия от этого «секса с как бэ согласием» аналогичны последствиям изнасилований.

Так, например, уровень ПТСР среди проституированных женщин по разным источникам составляется от 40% до 70%

Среди жертв сексуального насилия ПТСР по разным исследованиям встречается у 17% - 65% опрошенных.

(из этого не следует, что ПТСР во всех случаях следствие проституции, возможно женщины с ПТСР более уязвимы, поэтому чаще оказываются вовлечены в проституциюю, но тем не менее, цифры очень показательные).

Поделиться:

Депрессия это социальный конструкт?

К вопросу 58 на qa_live. Идея что психическая норма это социальный конструкт мне близка, но — депрессия это тоже социальный конструкт? Или ПТСР?

Спасибо большое за вопрос!

Смотрите, тут какая история — есть определенные физиологические и психологические явления, а есть наше к ним отношение. И депрессия, и ПТСР — это комплекс физиологических и психологических явлений, которые можно измерить — конечно, не так точно, как уровень сахара в крови, но все же возможно.

А вот то, что мы этот комплекс явлений считаем состоянием, требущим коррекции (болезнью, требующей лечения) — это уже социальный конструкт. Это не значит, что это неправильно, или что депрессия это что-то незначительное, точно так же как из того факта что гендер это социальный конструкт не следует, что всем нужно срочно перестать идентифицировать себя как мужчин или женщин, или что на давление, которое мы все испытываем от этого конструкта, можно просто взять и наплевать. Нет.

То, что что-то является социальным конструктом означает всего-навсего, что это в принципе можно пересмотреть и изменить (или пересмотреть и сказать — «о, норм решение, оставляем»). И в отношении болезней это постоянно происходят, выходят новые редакции международной классификации болезней, в которой какие-то состояния перестают считать болезнью (скажем, гомосексуальность убрали из МКБ только в 1975 году), а какие-то, наоборот, добавляют. И это в свою очередь влияет на то, например, какие медицинские услуги доступны по страховке, а какие нет, а с другой — на то, например, что какие-то вещи признают вариацией нормы и перестают патологизировать и «исправлять», скажем, интерсекс-сообщество активно борется за то, чтобы калечащие операции по «нормализации» гениталий были запрещены (в Украине например на данный момент врачи настаивают на проведении подобных операций, навязывая их родителям интерсекс-детей).

Социальные конструкты очень мощная штука, которая очень сильно влияет на нашу жизнь. Но при желании их можно изменить, хоть и сложно. Но это не значит, что все, что является социальным конструктом, обязательно менять. Равные права, например, это тоже социальный конструкт.

Поделиться:

Женщины по природе эмоциональнее мужчин?

Скажи, правда ли, что женщины «по природе» эмоциональнее, чем мужчины?

Проблема тут в том, что в принципе нет никакого надежного способа точно выяснить, что «по природе» (т.е. обусловлено биологически), а что социально, просто потому что мы не можем поставить соответствующий эксперимент.

В основном такие вещи выясняются постфактум, когда социальная норма меняется (скажем, до относительно недавнего времени просто невозможно было собрать репрезентативную выборку бездетных женщин, чтобы узнать, как они себя ощущают, и существовало очень распространенное убеждение, что женщина без детей обязательно несчастна, потому что это против природы).

Способы отличать биологическое от социального у нас в основном косвенные — можно посмотреть что там у высших приматов (кстати, гендерных различий в эмоциальности у них нет), можно использовать близнецовый метод и т. д., но это все позволяет немного прояснить картину, но не выяснить наверняка.

А кроме того, даже если есть биологическая разница, то эта разница касается средних значений, а не абсолютных. Возьмем, например, рост — от природы мужчины в среднем выше женщин, однако внутри каждой группы распределение величины роста описывается т.н. нормальным распределением. Поэтому некоторые женщины выше некоторых мужчин. Более того, разница в росте между очень высокими мужчинами и очень низкими мужчинами все равно больше, чем разница между средним для мужчин и средним для женщин.

Даже если предположить, что женщины в среднем более эмоциональны (предположим, это как-то связано с гормональным уровнем), это среднее ничего нам не говорит об эмоциональности конкретной женщины в сравнении с конкретным мужчиной. Среднее это вообще довольно неудобная метрика, потому что у людей в среднем меньше двух ног =)

Поделиться:

Насилие в воспитании

По моей просьбе парень назвал принципы построения отношений. Одним из них оказалось насилие. Воспитующее насилие, делающее человека более человечным, обогающающее культурно. Вспомнила, что когда он помогал с английским, это делалось через мои слезы и истерики от языкового барьера ((Это неправильно?

Это отвратительно.

Единственный случай когда насилие может быть эффективно и оправдано — это когда это способ остановить или предупредить большее насилие. Во всех остальных случаях, и особенно в случае образования, есть куда более эффективные методы.

Кроме того, ваш парень, похоже, присваивает себе право решать за вас, каким человеком вам быть — более или менее культурным и т. д., и это само по себе яркий признак насильственных отношений. Потому что вы взрослый человек и только вы решаете, хотите ли вы сейчас работать над своей культурной, человечностью и еще бог весть чем, или нет.

Поделиться:

Гомофобные разговоры в офисе

Про споры. На работе коллеги стали доказывать, что пропаганда разных сексуальностей приводит к тому, что дети задумываются (а могли бы жить счастливо). И мол есть биологическая гомосексуальность, а есть приобретённая. Что ты делаешь в таких ситуациях? Тут нужно забить и сменить тему?

Честно говоря, один из самых больших плюсов удаленной работы для меня — то что, слава богине, я понятия не имею, что думает большинство моих коллег по любым темам, кроме непосредственно работы.

Для меня очень очень неприятно и тригеррно не то что работать, а и просто находится в компании людей, транслирующих гомофобные, трансфобные, сексистские, расистские и так далее взгляды, я чувствую себя очень небезопасно. Даже если не говорят со мной лично, а просто доносятся обрывки разговора, и в них что-то такое есть — я сразу хочу куда-ниубдь свинтить или закрыть уши, потому что вокруг меня и так достаточно напоминаний что наш мир очень так себе место, и мне не нужно их еще больше, наоборот, я отчаянно нуждаюсь в хороших новостях. Что именно с этим делать — сильно зависит от того, что принято в компании, от характера коллег, ваших с ними отношений и т. д.

Если нет шансов быть услышанной, то тратить силы на объяснение не стоит. Я пришла к тому что говорю что-то вроде «послушай, у нас с тобой очень разные взгляды на эту тему, давай не будем ее обсуждать, потому что у меня неизбежно останется неприятный осадок от спора, а мне бы этого не хотелось». И дальше на этом стоять — что я это не обсуждаю. (примерно так же я поступала, когда меня спрашивают, например, как я худею — это тема которую я не хочу обсуждать на работе, спасибо-пожалуйста-извините).

Если речь не просто о сомнительных взглядах, но о, оскорблениях, то я придерживаюсь схожей тактики — говорю «послушай, я не хочу об этом спорить, но мне очень неприятно, когда в разговоре со мной используют слово „хачи“, пожалуйста, не делай так, мне очень неприятно». Опять же, тут ключ в том, чтобы не вступать в разговор о том, почему вам это неприятно, имеете ли вы право на то чтобы вам было неприятно и тому подобное, просто повторяйте «мне это неприятно, я тебя прошу со мной так не говорить».

Поделиться: