fbpx

вопрос-ответ

Почему проституция это насилие?

Я не понимаю, почему спать с проституциированные женщинами – это насилие. Они же согласились на это, даже если по своим причинам и с необладанием своим телом. Но если насилие это, и насилие – групповое изнасилование, то разве мы не стираем границы и не делаем как бы допустимым то, что не допустимо?

Нет, я не вижу никаких проблем с этим, насилие – это очень большая категория, она может включать события разной степени тяжести. Вас же не смущает, что и один доллар, и миллион – это деньги?

Кроме того, с точки зрения культуры согласия, то “согласие” которое дают проституированные женщины, нельзя считать согласием, т.к. согласие предполагает, что человек соглашается по своему выбору, обладая возможностями и свободой этот выбор совершить, а если человек находится под экономическим давлением и не ощущает права на свое тело, то о свободе говорить не приходится. И судя по статистике самоубийств и психических расстройств среди проституированных женщин, последствия от этого “секса с как бэ согласием” аналогичны последствиям изнасилований.

Так, например, уровень ПТСР среди проституированных женщин по разным источникам составляется от 40% до 70%

Среди жертв сексуального насилия ПТСР по разным исследованиям встречается у 17% – 65% опрошенных.

(из этого не следует, что ПТСР во всех случаях следствие проституции, возможно женщины с ПТСР более уязвимы, поэтому чаще оказываются вовлечены в проституциюю, но тем не менее, цифры очень показательные).

Депрессия это социальный конструкт?

К вопросу 58 на qa_live. Идея что психическая норма это социальный конструкт мне близка, но – депрессия это тоже социальный конструкт? Или ПТСР?

Спасибо большое за вопрос!

Смотрите, тут какая история – есть определенные физиологические и психологические явления, а есть наше к ним отношение. И депрессия, и ПТСР – это комплекс физиологических и психологических явлений, которые можно измерить – конечно, не так точно, как уровень сахара в крови, но все же возможно.

А вот то, что мы этот комплекс явлений считаем состоянием, требущим коррекции (болезнью, требующей лечения) – это уже социальный конструкт. Это не значит, что это неправильно, или что депрессия это что-то незначительное, точно так же как из того факта что гендер это социальный конструкт не следует, что всем нужно срочно перестать идентифицировать себя как мужчин или женщин, или что на давление, которое мы все испытываем от этого конструкта, можно просто взять и наплевать. Нет.

То, что что-то является социальным конструктом означает всего-навсего, что это в принципе можно пересмотреть и изменить (или пересмотреть и сказать – “о, норм решение, оставляем”). И в отношении болезней это постоянно происходят, выходят новые редакции международной классификации болезней, в которой какие-то состояния перестают считать болезнью (скажем, гомосексуальность убрали из МКБ только в 1975 году), а какие-то, наоборот, добавляют. И это в свою очередь влияет на то, например, какие медицинские услуги доступны по страховке, а какие нет, а с другой – на то, например, что какие-то вещи признают вариацией нормы и перестают патологизировать и “исправлять”, скажем, интерсекс-сообщество активно борется за то, чтобы калечащие операции по “нормализации” гениталий были запрещены (в Украине например на данный момент врачи настаивают на проведении подобных операций, навязывая их родителям интерсекс-детей).

Социальные конструкты очень мощная штука, которая очень сильно влияет на нашу жизнь. Но при желании их можно изменить, хоть и сложно. Но это не значит, что все, что является социальным конструктом, обязательно менять. Равные права, например, это тоже социальный конструкт.

Женщины по природе эмоциональнее мужчин?

Скажи, правда ли, что женщины “по природе” эмоциональнее, чем мужчины?

Проблема тут в том, что в принципе нет никакого надежного способа точно выяснить, что “по природе” (т.е. обусловлено биологически), а что социально, просто потому что мы не можем поставить соответствующий эксперимент.

В основном такие вещи выясняются постфактум, когда социальная норма меняется (скажем, до относительно недавнего времени просто невозможно было собрать репрезентативную выборку бездетных женщин, чтобы узнать, как они себя ощущают, и существовало очень распространенное убеждение, что женщина без детей обязательно несчастна, потому что это против природы).

Способы отличать биологическое от социального у нас в основном косвенные – можно посмотреть что там у высших приматов (кстати, гендерных различий в эмоциальности у них нет), можно использовать близнецовый метод и т.д., но это все позволяет немного прояснить картину, но не выяснить наверняка.

А кроме того, даже если есть биологическая разница, то эта разница касается средних значений, а не абсолютных. Возьмем, например, рост – от природы мужчины в среднем выше женщин, однако внутри каждой группы распределение величины роста описывается т.н. нормальным распределением. Поэтому некоторые женщины выше некоторых мужчин. Более того, разница в росте между очень высокими мужчинами и очень низкими мужчинами все равно больше, чем разница между средним для мужчин и средним для женщин.

Даже если предположить, что женщины в среднем более эмоциональны (предположим, это как-то связано с гормональным уровнем), это среднее ничего нам не говорит об эмоциональности конкретной женщины в сравнении с конкретным мужчиной. Среднее это вообще довольно неудобная метрика, потому что у людей в среднем меньше двух ног =)

Насилие в воспитании

По моей просьбе парень назвал принципы построения отношений. Одним из них оказалось насилие. Воспитующее насилие, делающее человека более человечным, обогающающее культурно. Вспомнила, что когда он помогал с английским, это делалось через мои слезы и истерики от языкового барьера (( Это неправильно?

Это отвратительно.

Единственный случай когда насилие может быть эффективно и оправдано – это когда это способ остановить или предупредить большее насилие. Во всех остальных случаях, и особенно в случае образования, есть куда более эффективные методы.

Кроме того, ваш парень, похоже, присваивает себе право решать за вас, каким человеком вам быть – более или менее культурным и тд., и это само по себе яркий признак насильственных отношений. Потому что вы взрослый человек и только вы решаете, хотите ли вы сейчас работать над своей культурной, человечностью и еще бог весть чем, или нет.

Гомофобные разговоры в офисе

Про споры. На работе коллеги стали доказывать, что пропаганда разных сексуальностей приводит к тому, что дети задумываются(а могли бы жить счастливо). И мол есть биологическая гомосексуальность, а есть приобретённая. Что ты делаешь в таких ситуациях? Тут нужно забить и сменить тему?

Честно говоря, один из самых больших плюсов удаленной работы для меня – то что, слава богине, я понятия не имею, что думает большинство моих коллег по любым темам, кроме непосредственно работы.

Для меня очень очень неприятно и тригеррно не то что работать, а и просто находится в компании людей, транслирующих гомофобные, трансфобные, сексистские, расистские и так далее взгляды, я чувствую себя очень небезопасно. Даже если не говорят со мной лично, а просто доносятся обрывки разговора, и в них что-то такое есть – я сразу хочу куда-ниубдь свинтить или закрыть уши, потому что вокруг меня и так достаточно напоминаний что наш мир очень так себе место, и мне не нужно их еще больше, наоборот, я отчаянно нуждаюсь в хороших новостях. Что именно с этим делать – сильно зависит от того, что принято в компании, от характера коллег, ваших с ними отношений и т.д.

Если нет шансов быть услышанной, то тратить силы на объяснение не стоит. Я пришла к тому что говорю что-то вроде “послушай, у нас с тобой очень разные взгляды на эту тему, давай не будем ее обсуждать, потому что у меня неизбежно останется неприятный осадок от спора, а мне бы этого не хотелось”. И дальше на этом стоять – что я это не обсуждаю. (примерно так же я поступала, когда меня спрашивают, например, как я худею – это тема которую я не хочу обсуждать на работе, спасибо-пожалуйста-извините).

Если речь не просто о сомнительных взглядах, но о, оскорблениях, то я придерживаюсь схожей тактики – говорю “послушай, я не хочу об этом спорить, но мне очень неприятно, когда в разговоре со мной используют слово “хачи”, пожалуйста, не делай так, мне очень неприятно”. Опять же, тут ключ в том, чтобы не вступать в разговор о том, почему вам это неприятно, имеете ли вы право на то чтобы вам было неприятно и тому подобное, просто повторяйте “мне это неприятно, я тебя прошу со мной так не говорить”.