fbpx

коммуникация

Можно ли обидеть моногамных людей?

«Я окружила себя квир*людьми, так вышло – большая часть полиаморные или в свободных отношениях, – а я – моногамка. Порою мои друзья негативно отзываются о моей моногамии, говорят её не существует, шутят о моей скучной сексуальной жизни и называют “традиционной Олей”. Когда я их прошу уважать мой выбор и не навязывать свое мнение, они обижаются, говорят, что нельзя обидеть моногамов из-за мононормативности, поэтому они имеют право на злость, ненависть, презрение и т.д. Это так и есть?»

Конечно, не так.

Есть большая разница между групповым взаимодействием и личным. И мононормативность, и гендерное неравенство, и, скажем, расизм – это систематические явление, которое касается динамики между группами. Да, важно понимать, что мы все находимся в этих системах, и что они на нас влияют. Но это не значит, что нет других сил, которые влияют, и что в отдельных ситуациях они не могут перевешивать.

Приведу аналогию с гравитацией – она существует и действует на всех, и в любом передвижении нам приходится учитывать ее влияние. Но если вам кто-то поставил подножку или толкнул, и вы упали, то виновата не гравитация. И от того, что вы толкнете кого-то, вы не взлетите – чтобы преодолеть гравитацию, нужны совсем другие вещи.

Я считаю, что поведение ваших друзей – это все равно как если бы они вас толкали и говорили, что они не виноваты, ведь вы упали из-за гравитации. Это классический газлайтинг – мы ничего не делаем, тебе кажется. Нарушения ваших границ, обесценивание вашего выбора, неприятные шутки вообще никакого отношения не имеют к мононормативности, и вообще лежат в совершенно другой плоскости.

Если хочется бороться с системой, надо бороться с системой.
Если страшно или нет сил – то это нормально – не бороться.
А оправдывать обесценивание и газлайтинг борьбой с системой – это последнее дело.

Нужно ли предупреждать о психических расстройствах?

Скажите, если начинаешь общаться с человеком, стоит ли его предупреждать о том, что у тебя психические расстройства?

Я не знаю, и, думаю, что это только вы можете решить. Я часто говорю о своем тревожном расстройстве, но это для меня – форма активизма, то есть личный выбор, а не обязанность. Предлагаю вам подумать про следующие моменты:

  • Вам хочется об этом сказать, или вы чувствуете, что должны? Если не хочется, то точно не надо. Вы никому ничего не должны, это ваш свободный выбор. (Насколько я понимаю, это даже как-то оговорено в законодательстве, но я не уверена).
  • Насколько вам вообще комфортно говорить о своем ментальном расстройстве? Есть ли у вас опыт комфортных для вас обсуждений этой темы? Если нет, то стоит начинать с безопасной обстановки и разговора с человеком, в чьей адекватной реакции вы более-менее уверены.
  • В каких отношениях вы с этим человеком? Насколько хорошо вы его знаете? Есть ли для вас риск столкнуться с негативным отношениям или проявлениями психофобии? (например, на работе). Есть ли риск, что этот человек расскажет кому-то, кто, по-вашему, не должен знать? (например, один родственник расскажет другому). Берегите себя и свое информационное пространство.
  • Есть ли у вашего расстройства проявления, которые для человека не в теме выглядят странно, необычно или пугающе, и потому вы хотели бы чтобы люди понимали, что за ними стоит и учитывали это? Помимо активизма моя основная мотивация говорить о моем тревожном расстройстве – это то, что оно влияет на мое поведение, и мне важно, чтобы мои действия правильно понимали. Но это касается только близких людей.

В общем, я не думаю, что тут есть какое-то одно решение, и думаю, что совершенно нормально, что одним людям вам захочется рассказать, а другим – нет. Единственные критерии тут – ваши комфорт и безопасность.

Вы никому не должны доброжелательность

«— Я думал о тебе лучше, Гермиона. Уверен, такая когтевранка как ты, самая умная когтевранка своего поколения, которой Хогвартс может гордиться, знает, что внешность бывает обманчива.

— Да, я знаю, — ответила Гермиона. Она сделала ещё один шаг назад, усталые пальцы стиснули палочку. — Но люди иногда забывают, что, хотя внешность и может быть обманчива, обычно это не так»

Гарри Поттер и Методы рационального мышления


Если вам кажется, что если вас кто-то обидел, то вы должны первым делом мягко и доброжелательно выяснить, что человек имел в виду, если вам кажется, что вы не имеете права говорить о своей злости или обиде публично, если вам кажется, что о конфликтных ситуациях можно говорить только я‑сообщениями, если вам кажется, что вы всегда должны предполагать за другим добрую волю, пока у вас нет железобетонных доказательств обратного, и особенно если вам кажется, что другие люди должны это делать, а иначе они плохие, то этот текст для вас.

Безусловно, ненасильственные практики — хорошая штука и часто они помогают решать конфликты. Но выражая желание, чтобы люди вели себя ненасильственно в любой ситуации (а тем более выдвигая это как требование), мы перекладываем всю ответственность за коммуникацию на потенциальных пострадавших. Постоянно говоря о том, что часто бывает так, что один человек не имел в виду ничего плохого, а второй обиделся, потому что ему это попало по больному месту, мы забываем о том, что очень часто люди действуют неэтично не по незнанию, а потому что считают неэтичные действия допустимыми.

Ненасильственное общение / Shieldmaiden, 2019

Невозможно призывать к ненасильственным практикам, игнорируя существование насилия и тот факт, что в ситуации направленного насилия ненасильственные практики (при всей моей любви к ним) практически никогда не срабатывают.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Как говорить “нет”

В книжке Уте Эрхардт «Хорошие девочки отправляются на небеса, а плохие — куда захотят» есть отличный список вещей которые помогают сказать «нет», если вам это трудно.

нет
“Нет” / Shieldmaiden 2019

Мой главный лайфхак на этот счет – не объяснять, почему нет. Очень часто когда от вас хотят добиться согласия во что бы то ни стало, вопросы «почему?» – это просто способ заморочить голову и «угнать дискуссию» – подменить разговор о том, хотите вы чего-то или нет, на разговор о том, считает ли ваш собеседник ваши причины отказа достаточно вескими, нормальны ли с его точки зрения эти причины и так далее, и тому подобное.

Поэтому если я чувствую малейшее давление, я говорю «нет», и на все дальнейшие расспросы просто повторяю «нет». Посмотрите, как этим способом пользуется сенатор Джо Сколари в сериале “Миллиарды” – у меня это очень эффективно работает.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Как убедить партнера, что полиамория это круто?

Как убедить партнера, что полиамория это круто? Он в принципе близок к тому, чтобы быть ок с моими любовями, и я ок с его; но он мысли не допускает о моем или своем сексе с другими 😭 а я влюблена по уши в нашего друга 🙈 и там всё к тому идет.

В некотором роде никак.

Мне постоянно задают этот вопрос, как будто есть волшебное заклинание, которое нужно прошептать партнер_ке в ухо, и ба-дум-тасс! дело в шляпе.
Так не работает.

Более того, “мне надо срочно убедить партнера потому что у меня все идет к сексу” – это не та позиция, из которой можно эффективно убедить. Мне кажется честным либо дать партнеру столько времени подумать, сколько ему нужно – и быть готовой к тому, что он никогда не примет полиаморию и вы останетесь в моногамных отношениях, либо – если вы осознали себя как поли и не можете иначе – честно поставить партнера перед этим как перед свершившимся фактом – и принять то, что, возможно, ваши отношения на этом закончатся.

Каких-то промежуточных вариантов я тут не вижу.