fbpx

featured

Замершая беременность

Октябрь это месяц информирования о перинатальных потерях, и в этом октябре я наконец-то почувствовала желание рассказать свою историю (наконец-то – потому что для меня готовность рассказывать свидетельствует о том, что больше не болит). Она длинная и для многих может быть триггерной, поэтому я ее полностью прячу под кат.
TW потеря беременности, описания физиологии

Читать дальше

Гормональные контрацептивы, депрессия и статистика

keepcalmandposters.com

У меня в ленте новая волна репостов датского исследования про связь между приемом гормональной контрацепции и риска депрессии у женщин (полный текст можно скачать через сай-хаб).

Я уже несколько раз упоминала, что большинство людей неправильно интерпретируют результаты этого исследования, и пугаются сильнее, чем, по-моему, следовало бы. Поэтому я решила написать подробный разбор того, какие именно параметры там исследовали, и что они означают.

Итак, когда мы говорим о частоте (rate) какого-либо события, важно помнить, что частота не существует «вообще», этот параметр всегда привязан к определенному временному периоду, и будет отличаться в зависимости от того, какой период времени мы возьмем. В частности, количество людей, которые заболеют депрессией в течении следующего года, и количество людей, которые заболеют депрессией в течении жизни — это два разных параметра, и два разных числа.

Читать дальше

Чем плоха наркофобия?

“Добрый день, прошу прощения за беспокойство. Возможно очевидный вопрос — чем плоха наркофобия? Чем плохо то, что наркомания вызывает у меня отторжение и непринятие? Или имеются ввиду и медицинские наркотики? (возможно вы уже писали об этом, простите, не так давно читаю ваш канал. Буду рада ссылкам на какие-либо материалы, которые вы считаете нужными к ознакомлению)»

• • •
Добрый день!

Безусловно, вы имеете право на любые чувства и мнения, но стоит выражать их, используя корректную лексику, а не стигматизирующую. Почему? Потому что даже если мы говорим исключительно про наркотическую зависимость, а не про употребление наркотиков (а это разные вещи), то стоит осознавать, что наркозависимость — это болезнь, и что за этим понятием стоят живые люди со своими проблемами, и редко кто оказывается наркозависимым от хорошей жизни.
Стигматизация и оскорбления не решают, а усугубляют проблему.

Кроме того, большинство представлений о наркотиках либо вообще неправильны, либо относятся к конкретному веществу или группе веществ, а не всем наркотикам вообще. И когда мы необдуманно повторяем что-то про наркотики, не проверяя и не пытаясь разобраться, откуда у нас это убеждение, мы распространяем и укрепляем существующие стереотипы, а это вредно уже и для нас самих и нашего мышления.

Дело в том, что сама по себе грань между наркотиками и нет очень условна.
Если мы попытаемся определить наркотики через формирование зависимости и влияние на психоэмоциональное состояние, то сахар, никотин и кофеин следует считать наркотиками и относится к ним соответственно. Если через негативные последствия для общества, то на первом месте должен быть алкоголь, а марихуана вообще не наркотик.

Поэтому когда я слышу про отторжение к наркотикам, мой первый вопрос — а что вы считаете наркотиками и почему? Может быть, лучше говорить о конкретных веществах, и обсуждать их употребление и последствия? Или, если чьи-то поступки вам не нравятся — то, может, проблема в человеке, а не в том, что он употребляет или не употребляет?

Считать, что человек, употребляющий наркотики, по умолчанию преступник — это все равно что считать, что каждый мужчина по умолчанию насильник.

И то, и другое — неправда.

Законодательные модели и проституция

Вообще говоря, я склоняюсь к тому, что сам по себе дискурс моделей законодательства и споров о них очень сильно вредит решению проблем людей, вовлеченных в проституцию.

Проституция – это сложное явление, у которого есть много пересекающихся причин и много связанных проблем, а сведение разговора к спору о моделях неизбежно уплощает картину, и провоцирует наклеивание ярлыков вместо дискуссий, в итоге большинство спорщи_ц не проходят идеологический тест Тьюринга, а проблемы не двигаются с места.

Тем не менее, понимать, какие бывают классификации, и какие модели в рамках этих классификаций выделяют исследователи и юристы, полезно и для того, чтобы иметь в голове более полную картину, и для того, чтобы читать и понимать исследования.

В популярных источниках, как правило, выделяется максимум четыре подхода к проституции:

  • криминализация с наказанием продающей стороны (то, что мы сейчас имеем в большинстве стран СНГ), которую чаще всего называют просто криминализацией;
  • криминализация клиента (она же шведская модель, нордическая модель), когда наказывают того, кто покупает;
  • легализация, когда проституция приравнивается к предпринимательской деятельности и регулируется государством;
  • декриминализация – подход, который предполагает полное отсутствие государственного регулирования.

Однако, эти модели отличаются не по одному признаку, а по нескольким. Если мы рассмотрим эти практики с точки зрения отношения к проституции, то получится, что у нас с одной стороны есть криминализации (продажи или покупки) с негативным отношением, и с другой – легализация и декриминализация с нейтральным.
А если рассматривать модели с точки зрения наличия или отсутствия государственного регулирования, то декриминализация окажется противоположна как легализации, так и обоим видам криминализации.
И это только два возможных параметра.

Интересно, что хотя декриминализацию часто описывают как новую идею, на самом деле этот подход появился еще в 19м веке как оппозиция легализации. В викторианской Англии проституция была легальна и регулировалась государством, в частности, согласно Актам о венерических заболеваниях (1864, 1866, 1869) любая женщина, заподозренная в занятии проституции могли быть подвергнута принудительному гинекологическому осмотру, и в случае обнаружения признаков венерических заболеваний ее принудительно лечили или просто запирали в больнице на несколько месяцев. Эти акты вызвали возмущение суфражисток, которые во главе с Жозефиной Батлер создали IAF – международную федерацию аболиционисток, боровшуюся за отмену государственной регуляции проституции.

Джордж Ричмонд, портрет Жозефины Батлер

Дальше начинается терминологическая путаница. Жозефина и ее соратницы называли себя аболиционистками. (поскольку криминализации проституции как практики тогда не было, не было и понятия декриминализации). Однако сегодня намного чаще аболиционистками называют себя сторонницы шведской модели, которая как раз является одним из видов государственного регулирования. Как это вышло, мне пока не удалось разобраться, но очень важно понимать, что слово “аболиционизм” в текстах может означать как отсутствие государственной регуляции, так и криминализацию клиента. То есть, в некотором роде, совершенно противоположные подходы.

В частности, исследование различных регуляторных моделей проституции и их связи с траффикингом в странах Европы 2005-го года выделяет такие подходы:

  • Аболиционизм – государство не вмешивается в проституцию, и не наказывает взрослых ни за покупку, ни за продажу. Получение прибыли от проституции третьих лиц (сутенерство), вовлечение детей, траффикинг при этом криминализованы. (Польша, Португалия, Испания и др.)
  • Нео-аболиционизм – проституция разрешена как на улицах (outdoor) и так и в зданиях (indoor), но явно запрещены бордели. (Бельгия, Дания, Франция, Финляндия и др.)
  • Запрещение (prohibitionism) – проституция запрещена как на улицах, так и в помещениях, стороны, вовлеченные в проституцию, могут быть наказаны (Швеция, Ирландия, Мальта и др)
  • Регуляционизм – занятия проституцией, как на улицах, так и в помещениях, регулируются государством и при соблюдении правил не наказываются. Часто при это модели люди, занимающие проституцией обязаны специально регистрироваться где-то и/или проходить обязательные медосмотры
Типология моделей законодательства в странах ЕС из исследования 2005 года

При этом википедия, опираясь на исследования и отчеты, выделяет уже не четыре варианта, а пять. В их классификации декриминализация определяется как полное невмешательство государства, аболиционизм – как легальность покупки и продажи, но запрет на сутенерство и рекламу, а нео-аболиционизм как криминализация покупки и запрет на сутенерство и рекламу при легальности продажи. Плюс легализация и запрещение.

Схема из википедии

Таким образом, мы видим, что модель определяется не одним или двумя параметрами, а многими, и что даже сейчас моделей существенно больше трех (а гипотетически может существовать еще больше), и что с одной стороны, в рамках одной и той же модели может существовать несколько вариантов, а с другой – некоторые вещи могут не зависеть от модели. Например, запрет на рекламу может существовать как в рамках декриминализации, так и в рамках шведской модели. То есть модель сама по себе определяет далеко не все, не говоря уже о том, что есть масса факторов помимо моделей.

Если кто-то говорит вам, что кроме криминализации, легализации и шведской модели ничего другого не бывает, то перед вами либо человек не в теме, либо демагог, который намеренно использует уловку под названием “ложная дихотомия”. Первым можно дать ссылку на этот текст, со вторыми лучше вообще не разговаривать.

Детская мастурбация

«Детская мастурбация. Интересует что делать, как объяснить, что все окей, но не стоит делать на людях, и норм ли, если ребенок в пять-шесть лет не может оторваться от себя. И вообще, есть ли возраст нормы для старта мастурбации?»

• • •
Насколько я знаю, возрастных норм для старта мастурбации нет, иногда дети начинают мастурбировать в очень раннем возрасте, иногда не начинают вплоть до подросткового. Это ок.

Как объяснить, что не стоит мастурбировать на людях?

Я считаю, что детям все стоит объяснять прямым текстом и простыми словами. В этом случае стоит сказать, что наши половые органы это особенная, интимная зона. Поэтому никто не может трогать твои половые органы кроме тебя самого, родителей с твоего разрешения, и врача и в присутствии родителей (это базовое правило безопасности).

А еще половые органы не принято показывать другим людям, если речь не о добровольном сексе между взрослыми людьми, поэтому если кто-то показывает тебе свой пенис или вагину или просит показать твои, надо сказать «нет», убежать и сразу сказать родителям или другому взрослому, которому доверяешь (второе важное правило безопасности). Ну и соответственно, прикасаться к своим половым органам на публике не принято — если хочется это делать, надо это делать у себя в комнате (ванной, туалете). Обычно нескольких мягких напоминаний вполне достаточно, чтобы ребенок запомнил правило.