fbpx

феминизм

Женщинам легко найти секс?

Я часто слышу тезис о том, что вот у женщин тоже есть привилегии, например, женщинам, де, намного легче найти секс если им хочется, а мужчины вынуждены страдать.

Большая проблема с этим тезисом в том, что он неявно предполагает, что секс это некий ресурс, который можно дать или взять, и к которому может быть или не быть доступа. А такое определение секса антифеминистично само по себе.

То, что сторонники этого мнения называют «доступностью секса» проистекает из готовности многих, если не большинства мужчин заниматься сексом почти с любой женщиной, используя ее как инструмент удовлетворения своего желания и своих фантазий, и не особенно интересуясь ни ее удовольствием, ни — в ряде случаев — согласием.

Женщина держит в руке телефон с открытым тиндером, и видит мужской профиль. В профиле подпись "ни буть толстушкой"
«Ни будь толстушкой» / Shieldmaiden, 2019

С точки зрения секс-позитивного феминизма такой подход — это не секс, а насилие и объективация, и борьба с такими взглядами — это одна из задач секс-позитивного феминизма. (Секс-негативный феминизм считает, что любой гетеросекс про мужскую власть и доминирование, и поэтому вообще не стоит заниматься сексом с мужчинами, и хотя я не разделяю эту точку зрения, я понимаю, откуда она берётся).

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
Поделиться:

Феминизм и религия

Как Вы думаете, совместимы ли феминизм и религия? Может ли верующая христианка или, например, мусульманка быть феминисткой? Ведь насколько я понимаю (могу ошибаться), многие религиозные догмы противоречат идеям феминизма и наоборот.

Да, может — и не потому, что я так думаю, а потому что верующих феминисток довольно много, а право на свободу вероисповедания — одно из базовых прав человека, поэтому невозможно быть феминисткой и не признавать этого права за другими женщинами, в.т.ч. феминистками.

Безусловно, многие религиозные установки противоречат идеям феминизма, но тут очень важно понимать, что как минимум в авраамических религиях нет такой догмы, на которую не существовало бы два десятка толкований, зачастую противоречащих друг другу. При этом история религиозной мысли — это в очень большой степени история мужской, патриархальной религиозной мысли, и многие вещи через феминистическую оптику выглядят совершенно иначе, чем мы привыкли думать.

Например, почти все слышали цитату из послания ап. Павла к Ефесянам — «жена да убоится мужа своего», которой обычно подкрепляют идею беспрекословного подчинения мужу. Но если прочитать это послание целиком, окажется, что перед этим ап. Павел пишет — «мужья, любите своих жен, как и Христос возлюбил Церковь и предал Себя за нее», то есть любите так сильно, чтобы пожертвовать своей жизнью ради жены, если придется. Помните ли вы хотя бы одного священника, который бы напоминал своим прихожанам об этих словах апостола? Я вот помню ровно одного (и то потому, что я в свое время была ультрарелигиозной и читала очень, очень много книг).

И одна из задач, которые ставят себе верующие феминистки — это добиться для женщин равной возможности самореализации в религии, например, возможности быть священницами или раввинками, возможности говорить и быть услышанными, вернуть в историю женщин-святых, женщин, которые писали духовную музыку и поэзию, женщин, которые изучали и толковали писание, и которые оказались «стерты» из религии так же, как женщины-ученые «стерты» из истории науки.
И это круто.

И последнее, о чем я хочу сказать — я считаю, что любая религия это не слишком хорошо с точки зрения мышления, и я бы хотела, чтобы все религии однажды исчезли. Но знаете, в мире есть намного большие проблемы. И если вы считаете что религия это ужасное зло, то вам стоит задуматься, почему вы хотите бороться именно с религией, а не, например, с сексуальным насилием или неравным доступом к образованию?

Поделиться:

Феминизм для папы

Гендер в деталях ко Дню Отца опубликовал текст Дмитрия Резниченко — правозащитника, бывшего члена ультра-правой группировки, ветерана войны с Россией — об отцовстве, феминизме и гендерном равенстве. Этот текст мне очень понравился, поэтому я перевела его на русский.

***

Может быть, если бы родились мальчики, я бы так ничего и не понял.

У меня две дочки подрастают. Два любимых солнышка, папины принцессы, моя сумасшедшая банда. Сложно передать, что они для меня значат. Скоро они станут подростками, растут на глазах, и мне страшно за них. Это моё уязвимое место, как два сердца, которые живут и бьются отдельно от моего тела.

Я долго считал, что в этом суровом мире единственный правдивый способ защитить самое дорогое — это не доверять ни людям, ни институциям, а наращивать и закаливать собственную силу. Потому что ну кто их защитит в нашем обществе?.. Полиция? Суд? Не смешите. Или может они сами, своими маленькими кулачками?.. Нет, не на кого надеяться. Мужчины должны защищать своих самых дорогих, тех, кто слабее: своих детей, своих стариков, своих женщин.

В этом мужское призвание и оправдание особенного статуса, — так я думал. Значит, нужно набивать кулаки — и я старательно набивал, успокаивая себя тем, что мое усердие что-то гарантирует. А несколько лет назад неожиданно произошел флешмоб «#Я_не_боюсь_сказать».

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
Поделиться:

Манифест радикальной феминистки

Я — радикальная феминистка.

В русскоязычном пространстве существует оппозиция между интерсекциональным и радикальным феминизмом, при этом подразумевается, что интерсек — это такие продвинутые цивилизованные феминистки, которые читают лекции и переводят статьи, а радфем — это сумасшедшие, которые жгут лифчики и ненавидят мужчин.

Я долго поддерживала эту оппозицию, и на насмешливое «радфем?» отвечала «нет, что вы, я интерсек» и мило улыбалась.

На самом деле я чертовски зла из-за того, что происходит с женщинами. И я не хочу больше прятать свою злость и делать вид, что все проблемы можно решить путем цивилизованного диалога, а я пророчица его.
Потому что это не так.
Я — радикальная феминистка.

Радикальный феминизм основывается на тезисе о том, что корни угнетения женщин лежат в патриархате как системе отношений между гендерами, а правовые и классовые проблемы являются следствием, а не причиной патриахата.
Я — радикальная феминистка.

Радикальные феминистки считают, что патриархат должен быть уничтожен путем разрушения существующих патриархальных социальных норм и институтов.
Я — радикальная феминистка.

Радикальный феминизм предполагает, что теории и идеологии недостаточно, и что чтобы изменить мир, нужны целенаправленные действия, включая политические.
Я — радикальная феминистка.

Для многих людей «радикальный феминизм» и «трансэксклюзивный феминизм» — синонимы. Однако второе никак не следует из первого, и если Андреа Дворкин и Кэтрин МакКиннон были трансинклюзивными радфем, то все остальные тем более могут. То, что TERF пытаются монополизировать радикальный феминизм и сделать вид, что трансфобия и радфем это синонимы, весьма гнусно, и я думаю пора им напомнить, что радикальный феминизм им не принадлежит, а трансфобия не является его неотъемлемой чертой.

Я считаю, что биологический эссенциализм, который лежит в основе взглядов TERF сам по себе является продуктом патриархата.
Я за равные права и возможности для транс*людей.
Я — радикальная феминистка.

Я признаю существование других систем угнетения по признаку этноса, ориентации, образования и др., и не считаю, что феминизм может решить проблемы всех угнетенных групп. Я признаю и разделяю интерсекциональный подход как инструмент аналитики и описания систем угнетения в социуме, и стараюсь рефлексировать собственные привилегии. Активист_ки, которые занимаются борьбой с любыми системами угнетения, всегда могут рассчитывать на мою поддержку и сотрудничество. Я отказываюсь считать, что интерсекциональный подход противоречит радикальному феминизму, потому что я больше не вижу никаких оснований для этой оппозиции.
Я — радикальная феминистка.

Я чертовски зла, и я хочу вести цивилизованный диалог, и читать лекции, и переводить статьи, и выходить на акции, и сражаться против патриархата всеми доступными мне средствами. И если однажды я пойму, что коктейль молотова решает мои задачи лучше, чем этот блог — я возьму в руки коктейль молотова.

Я — радикальная феминистка.

Поделиться:

Зачем феминитивы?

Можете посоветовать максимально дельную статью, которая объяснит, зачем нужны феминитивы?

А зачем нужны слова «дауншифтер», «криптовалюта», «челлендж» и «лайфхак»?
Я не специалистка в лингвистике, но насколько я представляю себе процесс эволюции языковых норм, новые слова и выражения появляются скорее «почему», чем «зачем» — потому что появляются новые явления и смысла, которые нуждаются в обозначении.

С этой точки зрения увеличение количества и частоты употребления феминитивов в русском языке (а сами по себе феминитивы явление совершенно не новое) — это совершенно естественное следствие процессов происходящих в обществе, а именно борьбы женщин за свои права. Женщины хотят быть видимыми, хотят иметь равные права и возможности — и получать признание своего труда. Феминитивы это выражение этих желаний средствами языка, так же, как отказ от каблуков и утягивающей одежды — это выражение стремления к свободе средствами моды.

Если попробовать все-таки ответить на вопрос «зачем», то есть несколько ответов:

  • Чтобы повысить видимость женщин (подробнее об этом хорошо написано тут) — когда я стала использовать феминитивы, я была шокирована тем, насколько чаще я прибегаю к услугам женщин, чем к услугам мужчин.
  • Потому что это важно для многих женщин. Некоторым Оксанам нравится, когда их называют Ксюшами, а другие это ненавидят. Некоторые Дмитрии просят называть их Димами, а другие — Митями. Точно так же некоторым людям нравится когда о них говорят в мужском роде, некоторым — когда в женском, а некоторым — когда в среднем. И это так же нормально, как предпочитать определенную форму имени. Или вот мне нравятся феминитивы, поэтому я говорю про себя «я прожект-менеджерка». А кому-то комфортноее говорить «я прожект-менеджер». Так почему не называть человека так, как ему нравится?
  • Потому что это своего рода шиболлет, и употребляя феминитивы, вы сигнализируете женщинам, что вы на их стороне.
Поделиться:

Феминизм без слова «феминизм»

Думаю о феминизме с точки зрения эффективности. Среди непричастных большое количество тех, кто кричит, что феминизм — зло. Но заметила, что кричат они это только когда слышат это слово. Как считаешь, продвигать взгляды феминизма не упоминая термин, будет эффективней?

Нет, я так не думаю.

Во-первых, это малореально. Феминизм — и это достижение — уже настолько мощное и заметное движение, что ряд тем и идей плотно ассоциирован с феминизмом даже в крайне консервативных головах.

Поэтому когда женщины (с мужчинами история другая) начинают продвигать фем. повестку без феминизма, у них по большому счету остается два варианта — либо им приходится опираться в первую очередь на одобрение мужчин, а значит, неизбежно исключать из рассмотрения как минимум часть прав для женщин, потому что большинство мужчин идею равных прав не разделяет, либо им приходится выдерживать двойной огонь — одновременно продвигать свои идеи и доказывать, что они не феминистки.

Два с половиной года назад, когда я еще не называла себя феминисткой, я пробовала сделать лекцию о культуре согласия в 15×4Харьков, и столкнулась с оскорблениями, обвинениями в том что продвигаю феминизм, то есть политику, в сообществе с политикой «ни слова о политике» (извините за тавтологию), газлайтингом и травлей.

Лекция в итоге вышла в 15×4Киев, потом я сделала расширенную версию для Перший Love Space, и дальше пошло-поехало, а я поняла что я могу сколько угодно отрицать тот факт, что я феминистка, но довольно глупо продолжать это делать, когда даже твердолобые консерваторы наступив на меня в темной комнате орут «фу, феминистка!».

Во-вторых, это нечестно и несправедливо.
Продвигая феминистические идеи без слова «феминизм», мы вычеркиваем из общественного дискурса феминисток, которые эти идеи разработали, продвинули, и добились того, что сейчас быть феминисткой в общественном сознании все еще странненько, но уже хотя бы не преступление. Типичная такая патриархальная практика исключения женщин и их достижений из публичного поля.

И какой же это тогда феминизм?

Поделиться:

Феминистическое порно: FAQ

Перевод статьи Ребекки Сантьяго


Я впервые услышала о феминистическом порно на последнем курсе, во время семинара по социологии. Мои отношения с ним начались примерно так же, как с смокингом-комбинезоном, висящим в моей кладовке: невольное «О ДАААААА», за которым следуют месяцы сомнений о том, стоит ли это надевать куда-либо.

Мысль о феминистическом порно меня очень пугала. В основном я боялась, что мне оно не понравится, и это будет означать что я Ужасная Феминистка. (Глупее не придумаешь, потому что критерии Хороших Феминисток и даже Приемлемых Феминисток  — это таинственный лабиринт противоречий). Кроме того, меня отталкивала критика феминистического порно и тех, кто его снимает.

Я хочу сказать, что было бы здорово, если бы у меня тогда была какая-то инструкция. Так что я написала FAQ, или вводный курс в феминистическое порно, как вам больше нравится. Возможно, это станет вашим первым шагом к более этичному времяпрепровождению. Кому бы этого не хотелось?

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ
Поделиться: