fbpx

интерсекциональность

Манифест радикальной феминистки

Я — радикальная феминистка.

В русскоязычном пространстве существует оппозиция между интерсекциональным и радикальным феминизмом, при этом подразумевается, что интерсек — это такие продвинутые цивилизованные феминистки, которые читают лекции и переводят статьи, а радфем — это сумасшедшие, которые жгут лифчики и ненавидят мужчин.

Я долго поддерживала эту оппозицию, и на насмешливое «радфем?» отвечала «нет, что вы, я интерсек» и мило улыбалась.

На самом деле я чертовски зла из-за того, что происходит с женщинами. И я не хочу больше прятать свою злость и делать вид, что все проблемы можно решить путем цивилизованного диалога, а я пророчица его.
Потому что это не так.
Я — радикальная феминистка.

Радикальный феминизм основывается на тезисе о том, что корни угнетения женщин лежат в патриархате как системе отношений между гендерами, а правовые и классовые проблемы являются следствием, а не причиной патриахата.
Я — радикальная феминистка.

Радикальные феминистки считают, что патриархат должен быть уничтожен путем разрушения существующих патриархальных социальных норм и институтов.
Я — радикальная феминистка.

Радикальный феминизм предполагает, что теории и идеологии недостаточно, и что чтобы изменить мир, нужны целенаправленные действия, включая политические.
Я — радикальная феминистка.

Для многих людей «радикальный феминизм» и «трансэксклюзивный феминизм» — синонимы. Однако второе никак не следует из первого, и если Андреа Дворкин и Кэтрин МакКиннон были трансинклюзивными радфем, то все остальные тем более могут. То, что TERF пытаются монополизировать радикальный феминизм и сделать вид, что трансфобия и радфем это синонимы, весьма гнусно, и я думаю пора им напомнить, что радикальный феминизм им не принадлежит, а трансфобия не является его неотъемлемой чертой.

Я считаю, что биологический эссенциализм, который лежит в основе взглядов TERF сам по себе является продуктом патриархата.
Я за равные права и возможности для транс*людей.
Я — радикальная феминистка.

Я признаю существование других систем угнетения по признаку этноса, ориентации, образования и др., и не считаю, что феминизм может решить проблемы всех угнетенных групп. Я признаю и разделяю интерсекциональный подход как инструмент аналитики и описания систем угнетения в социуме, и стараюсь рефлексировать собственные привилегии. Активист_ки, которые занимаются борьбой с любыми системами угнетения, всегда могут рассчитывать на мою поддержку и сотрудничество. Я отказываюсь считать, что интерсекциональный подход противоречит радикальному феминизму, потому что я больше не вижу никаких оснований для этой оппозиции.
Я — радикальная феминистка.

Я чертовски зла, и я хочу вести цивилизованный диалог, и читать лекции, и переводить статьи, и выходить на акции, и сражаться против патриархата всеми доступными мне средствами. И если однажды я пойму, что коктейль молотова решает мои задачи лучше, чем этот блог — я возьму в руки коктейль молотова.

Я — радикальная феминистка.

Поделиться: