fbpx

сексуальное насилие

Домогательства на работе

«Девушка на работе подверглась домогательствам старшего сотрудника и скрывала это какое-то время, но потом не выдержала. Узнав об этом другие женщины хотели бы добиться как минимум публичных извинений и реакции начальства, но жертва не рада вниманию. Стоит ли поберечь её нервы или справедливость важнее? Нормально ли что для него не будет вообще никаких последствий?»

• • •
Я считаю, что мнение пострадавшей в таких случаях важнее всего.

Если она не хочет огласки, значит, не хочет. Заявлять о домогательствах — значит подвергать себя очень высокому риску психологического насилия — газлайтинга, обвинения жертвы, недоверия, в случае с работой к рискам добавляется увольнение, а если дело происходит в России — то еще можно получить иск о клевете и большой штраф. Нельзя решать за другого человека, готова она к этим рискам, или нет, и тем более — когда речь о персоне, которая уже пострадала.

Конечно, отсутствие последствий — это ненормально. Но виновата в этом не женщина, которая не хочет себя подвергать дополнительным рискам, а система, в которой наказать насильника практически невозможно, и общество, в котором домогательства нормализованы. И если наказать конкретного насильника без желания пострадавшей практически невозможно, то что-то сделать для того, чтобы поменять ситуацию в целом — можно. Например, вы можете:

— Распространять материалы о культуре согласия (например, расшарить мою лекцию и статью, видео про чай на русском и на украинском, комикс Августа про культуру согласия)

— Распространять материалы о том, что делать, если вы наблюдаете домогательства (например, этот мой пост или вот это видео — оно на английском, но довольно понятное)

— Сделать донейт организациям, которые помогают женщинам, пережившим насилие. В Украине это Ла Страда и Жіночі перспективи, в России — Сестры и Насилию.нет.

 

Клеймо

В последнее время я все чаще слышу вопрос — а что должен сделать человек, который совершил сексуальное насилие, чтобы вы поверили, что он исправился? Неужели теперь на нем клеймо до конца жизни?

Клеймо / Shieldmaiden, 2019

Вероятно, вы ожидаете от меня, что я сейчас развернуто напишу, что да, до конца жизни, потому что сексуальное насилие — слишком плохая штука и если человек сделал что-то такое, то разумно держаться от него подальше на всякий случай.

Я понимаю, откуда берется это ожидание — если вы давно меня читаете, то вы знаете, что я несколько раз пережила сексуальное насилие сама, и что я считаю чрезвычайно важным говорить о случаях сексуального насилия с именами (и чтобы предупредить других, и чтобы люди, которые считают определенные действия допустимыми, подумали дважды), и что я несколько раз это делала.

Я все еще считаю эту стратегию правильной. Правильной – но не идеальной.

ЧИТАТЬ ДАЛЬШЕ

Медицинские меры в случае изнасилования

Я написала этот пост после того, как Рита Бондарь сообщила в своем ФБ об изнасиловании со стороны Ильи Трушевского (который уже однажды был осужден и отсидел за изнасилование, а скольких девушек он изнасиловал, но никто кроме них самих или близкого круга об этом не знает – страшно даже думать). В инстаграме он за сутки собрал рекордное количество лайков и репостов, после чего мой аккаунт заблокировали. Потому что патиархат – не только в сексуальном насилии, но и в правилах, по которым рекламировать курсы пикапа можно, а писать инструкции что делать в случае насилия – нельзя.

Итак, какие медицинские меры и через какое время нужно принять, если с вами произошло сексуальное насилие?

  1. Если вы планируете обращаться в полицию, то избегайте действий, которые могут повлиять на результаты судмедэкспертизы – не принимайте душ или ванную, не мойте руки (у вас под ногтями могли остаться частички кожи насильника, которые можно будет взять на днк-анализ), не переодевайтесь, не расчесывайтесь и не убирайте место, где произошло насилие.
  2. Если насилие включало пенисовагинальное проникновение, то выпейте экстренное противозачаточное – Постинор, Эскапел или Гинепристон (не важно какое, принципиальной разницы между ними нет). Чем раньше, тем лучше – это в любом случае безопаснее, чем аборт.
  3. Если не использовался презерватив, обратитесь в центр профилактики ВИЧ за консультацией, возможно, вам назначат антиретровирусную терапию для предупреждения ВИЧ.
  4. Сдавать анализы на ЗПП сразу нет смысла, потому что у большинства ЗПП достаточно долгий инкубационный период, когда инфекция уже есть, а анализ ее не показывает.
    Анализы нужно сдавать через определенный период, разный для разных инфекций.
    Если у вас нет тревожных симтопов (зуд, боль, необычные выделения из половых путей), действуйте по следующей схеме:

    ➖ Через неделю-полторы сдайте анализы на хламидиоз и гонорею

    ➖ Через четыре недели – на трихомониаз, сифилис и ВИЧ (максимальное окно для ВИЧ – три месяца, минимальное – один, если вдруг что лучше узнать сразу)

    ➖Через три месяца – ВИЧ и сифилис повторно и гепатит
  5. Альтернативная схема (более простая) – через 2-3 недели анализы на хламидиоз и гонорею и через три месяца – на ВИЧ, гепатиты и сифилис.
  6. Вероятно, вам будут предлагать так же анализы на т.н. условно-патогенную микрофлору – уреаплазму, микоплазму и тд – если нет тревожных симптомов (зуд, раздражение, выделения), то делать их не нужно, потому что само по себе наличие этих бактерий нормально.
  7. Если у вас есть тревожные симптомы (зуд, боль, необычные выделения из половых путей), обязательно сразу обратитесь к гинекологу.

В Украине пережившим сексуальное насилие помогает организация Ла Страда, телефон горячей линии 116 123

В России есть центр “Сестры”, их телефон доверия 8 499 901 0201

Могут ли женщины быть насильницами?

Привет! Спасибо за просветительскую работу, которую ты делаешь. Случалось ли тебе быть со стороны человека, совершающего насильственные действия сексуального характера? Как ты считаешь, можно ли говорить о насилии со стороны женщин по отношению к мужчинам? (Я женщина и у меня был такой опыт)

Да, случалось. Я неоднократно прикасалась или лезла целоваться без согласия; очень долго я вообще не представляла, что можно как-то иначе проявлять свой интерес. Не помню, чтобы у меня был именно секс с кем-т без согласия с его/ее стороны, но это не значит, что его точно не было. Вообще мне кажется, что живя в культуре изнасилования говорить “я никогда не совершал_а действий сексуального характера без согласия” примерно так же наивно как “я никого не угнетаю“.

(кому-то наверное на этом захочется спросить, чем же я тогда отличаюсь от насильников, которых я так резко критикую – тем, что я осознаю свою неправоту, признаю, что я это делала, и готова извиниться и постараться исправить последствия, если окажется, что кто-то пострадал от моих действий)

Можем ли мы говорить о насилии со стороны женщин по отношению к мужчинам? Смотря что под этим подразумевать. О систематическом гендерно-обусловленном насилии женщин над мужчинами говорить не приходится, т.к. статистика тут весьма однозначная – в подавляющем большинстве случаев мужины насилуют женщин, а не наоборот, а в случае, когда мужчина – жертва сексуального насилия, чаще всего это насилие искходит от другого мужчины (см. подробную статистику на rainn.org).

Но это совершенно не значит, что мужчина не может быть жертвой насилия, или что женщина не может изнасиловать мужчину, хотя многие так думают. Более того, я считаю, что идея что мужчину “невозможно” изнасиловать, чудовищно вредная, потому что она игнорирует любой секс кроме пенисовагинального и утверждает, что физиологическое возбуждение может являться критерием согласия, а это не так.

Во-первых, у мужчин, так же, как у женщин, встречается нонконкордантость – явление несовпадения сексуального желания и физиологического возбуждения. Грубо говоря, наличие эрекции не означает, что мужчина хочет заниматься сексом (так же, как и ее отсуствие не означает обратного).
Во-вторых, при некоторой изобретательности эрекцию можно вызвать чисто механически.
В-третьих, сексуальное насилие не ограничивается пенисовагинальным сексом – трогать чей-то член без согласия так же гнусно, как засовывать кому-то пальцы во влагалище.

Не говоря уже о том, что у некоторых женщин есть член, а у некоторых мужчин – вагина.

Словом, я считаю, что нужно разделять обсуждения культуры согласия и обсуждения проблемы гендерно-обусловленного насилия. Принципы согласия важны и обязательны для всех и каждого, независимо от пола, гендера и формы гениталий, и категорически неправильно распространять эти принципы только на женщин. При этом у нас есть системная проблема с гендерно-обусловленным сексуальным насилием мужчин над женщинами – из этого следует, что нужно особенное внимание уделять переубеждению мужчин и особенное внимание – защите женщин, но из этого никак не следует, что мужчин можно трахать без консента.

Почему проституция это насилие?

Я не понимаю, почему спать с проституциированные женщинами – это насилие. Они же согласились на это, даже если по своим причинам и с необладанием своим телом. Но если насилие это, и насилие – групповое изнасилование, то разве мы не стираем границы и не делаем как бы допустимым то, что не допустимо?

Нет, я не вижу никаких проблем с этим, насилие – это очень большая категория, она может включать события разной степени тяжести. Вас же не смущает, что и один доллар, и миллион – это деньги?

Кроме того, с точки зрения культуры согласия, то “согласие” которое дают проституированные женщины, нельзя считать согласием, т.к. согласие предполагает, что человек соглашается по своему выбору, обладая возможностями и свободой этот выбор совершить, а если человек находится под экономическим давлением и не ощущает права на свое тело, то о свободе говорить не приходится. И судя по статистике самоубийств и психических расстройств среди проституированных женщин, последствия от этого “секса с как бэ согласием” аналогичны последствиям изнасилований.

Так, например, уровень ПТСР среди проституированных женщин по разным источникам составляется от 40% до 70%

Среди жертв сексуального насилия ПТСР по разным исследованиям встречается у 17% – 65% опрошенных.

(из этого не следует, что ПТСР во всех случаях следствие проституции, возможно женщины с ПТСР более уязвимы, поэтому чаще оказываются вовлечены в проституциюю, но тем не менее, цифры очень показательные).